Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего


Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Homo Ludens

История времени

Часть 2

Время, прежде всего, категория материальная. Во-вторых, время -- категория философская. Сейчас это еще и категория товарная. Но самое главное, время -- категория мировоззренческая. Как таковую и попробуем ее рассмотреть в свете ее рождения, существования и очень возможного конца.

Время, отпущенное каждому человеку,-- это события его биографии плюс все впечатления бытия, которое восприняло и осознало его "Я". Время, отпущенное народу, -- это события его истории, познааия и самопознания, включенные в летопись человечества. История человечества -- это история его культуры, история цивилизаций его народов.

Если история существования человека на земле насчитывает многие сотни тысяч лет, то история культуры -- самое большее шесть тысяч лет. В послевоенное десятилетие, особенно после парижских бунтов 1968 года и вьетнамского фиаско США, после крушения колониальной, а особенно после крушения социалистической системы, наметилась явная и ничем не прикрытая тенденция, как в теории, так и в практике либерализма, к пересмотру в целях полного отказа от таких традиций культуры как: различение добра и зла в поведении индивидуума и социума по отношению к индивидууму; отсутствие критериев истины, справедливости.

Это ничто иное, как желание физически искоренить из сознания новых поколений остатки фундаментального христианства, которое было одним из краеугольных камней европейской культуры, наследовавшей по преемству лучшие черты античной и древневосточной цивилизаций. Можно предположить, что, пытаясь уничтожить семью, нацию, государство, обезумевшие идеологи либерализма надеются изменить природу человека. Совершенно понятно, что современный либерализм не имеет ничего общего с либерализмом 19 века, который отстаивал права человека, политические и экономические. Это были права большинства. Современный либерализм отстаивает права только меньшинств и навязывает их большинству. И если весь путь культуры за шесть тысяч лет был путем от рабства к свободе, то предлагаемый ныне путь приведет к такому рабству человека от глобального государства, а значит от власть имущих, какого не бывало никогда и нигде за всю историю человечества.

Современный либерализм -- это гибрид асоциальных идей крупнейшей буржуазии, часто опирающийся на сатанизм начала 20 века типа Хаббард, Ла Вей, Нью Эдж и т.д., серьезные вкрапления фашистских идей и неотроцкистов франкфуртской школы. Их объединило глубокое презрение к "маленькому" человеку, ницшеанское миросозерцание и ненависть к христианской нравственности. Они решили, что путем увеличения комфорта для среднего человека, они смогут сманипулировать его сознанием до полного уничтожения личности. А стирание личности приведет к уничтожению культуры и наоборот. Надо сказать, пока современные либералы в этом преуспевают...

В мире нет идей, которые могут остановить этот переродившийся фашизм, потому что такая степень презрения к человеку и к культуре -- есть ничто иное как новая форма возрождающегося человеконенавистничества.

Поскольку время есть время истории и поскольку жизнь и судьба человека измеряются временем, то с позиций современных либералов - традиции, история и само время, подлежат уничтожению, то есть размыванию, стиранию, вытравливанию памяти человечества о собственной культуре и пройденном тяжелейшем пути от рабства к свободе. Без свободы нельзя дышать, без памяти нельзя думать, вне времени нет бытия.

Историки, начиная с древнейших, с Геродота, Тацита, Тита Ливия и до Мишле, Момзена, Ключевского, все до единого -- правые и левые, монархисты и демократы, летописцы и философы -- писали историю, основываясь на культуро- и смыслообразующих событиях и интеллектуальных прозрениях лучших умов. Это никогда не имело отношения к их личному восприятию истории. Поэтому история всегда была школой патриотизма, пиэтета по отношению к совести и добру, спроецированных вглубь времен.

Читая теоретизирования по поводу задач истории одного из крупнейших историков 20 века, представителя школы" Анналов", Ле Гоффа, действительно очень талантливого человека, что тем более прискорбно, наталкиваемся на такие откровения, как завуалированную критику не больше не меньше как всех историков культуры и предложение переформатировать цели и задачи истории, размывая ее в социологии и миллионах разных историй: истории одежды, быта, отхожих мест, оружия, кулинарии, абсолютно приравнивая друг к другу по значимости истории негритянских племен и французского народа. В этом невозможно не увидеть ничего другого, кроме желания уничтожить историю, уничтожить память, убить время человечества. А ведь это опять проистекает из ницшеанского быть "по ту сторону добра и зла". Ведь они согласны с Понтием Пилатом, который с высоты всеразъедающего сомнения спросил Христа "А что есть Истина?". Христос не нашел нужным ответить ему. Но Он будет вынужден ответить на вызовы этого нового фашизма. Ибо ему воистину дорого человечество -- Его создание. И ответ Его будет страшен.

Начало

Н. Гарниц


Вернуться в раздел


|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|