Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего

Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Библиотека

А. Н. Афанасьев

Поп -- завидущие глаза

В приходе святого Николы жил один поп. У этого попа глаза были самые поповские. Служил он Николе несколько лет, до того дослужил, что не осталось у него ни кола, ни двора, ни хлеба, ни приюта. Собрал наш поп все ключи церковные, увидел икону Николы, с горя ударил его по плеши ключами и пошел из своего прихода, куда глаза глядят.

Шел он путем-дорогой. Вдруг попался ему навстречу незнакомый человек.
- Здравствуй, добрый человек! -- сказал он попу. -- Куда идешь и откуда? Возьми меня к себе в товарищи.

Вот и пошли они вместе. Шли, шли они несколько верст, приустали; пора отдохнуть. У попа было в рясе немного сухариков, а у принятого товарища две просвирки. Поп и говорит ему:
- Давай съедим прежде твои просвирки, а там примемся и за сухари.
- Ладно, -- говорит ему незнакомец, съедим просвирки мои, а твои сухари оставим на-после.

Вот они ели-ели просвирки; оба наелись досыта, а просвирки не убывали. Попу стало завидно. "Дай-ка, -- думает он,
-- я у него украду их". Старичок после обеда лег отдохнуть, а поп все смекает, как бы украсть у него просвирки.

Заснул старичок. Поп стянул у него из кармана просвирки; сидит да ест втихомолку. Проснулся старичек, хватился просвирок своих -- нету их!

- Где мои просвирки? -- вскричал он, -- кто съел их? ты, поп?
- Нет, право не я, -- сказал ему поп.
- Ну ладно!...

Вот встряхнулись они, пошли опять путем-дорогой. Идут, идут; и пришли на перекресток двух дорог. Вот они пошли оба в одну сторону. Дошли до какого-то царства. В этом царстве у царя была дочь при смерти, и царь объявил, что кто вылечит его дочь, тому полжитья-полбытья-полцарства, а не вылечит -- голова с плеч, на тычинку повесят.

Вот они пришли; против царского дворца полируются, докторами называются. Выходили из царского дворца слуги и спрашивали их:
- Что вы за люди? из каких родов, из каких городов? что вам надо?
- Мы, -- говорят они, -- доктора; можем царевну вылечить.
- Ну, коли доктора, заходите в палату.

Вот они вошли в палату, поглядели царевну, попросили у царя особой избы, чан воды, вострой сабли, большого стола. Царь все это дал им. Заперлись они в особую избу, положили царевну на большой стол, рассекли ее вострой саблей на мелкие части, покидали в чан с водой, мыли, полоскали; потом стали складывать штука к штуке; как старичок дунет, так штука с штукой и склеиваются. Сложил он все штуки как надо, в последний раз дунул -- царевна встрепенулась и встала жива и здрава.

Приходит сам царь к их избе и говорит:
- Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
- Аминь! -- отвечают ему.
- Вылечили-ль царевну? -- спрашивает царь.
- Вылечили, -- говорят доктора, -- вот она!

Царевна вышла к царю жива и здрава. Царь говорит докторам:
- Что хотите вы от добра? злата ли, серебра ли? берите.

Вот они начали брать злато и серебро; старичок берет щепоткой, тремя пальцами, а поп целой горсточкой. И все кладет в сумку свою; положит горсточку, положит другую, да приподнимет -- проверяет, сможет ли снести. Потом они распростились с царем и пошли.

Вот шли они, шли, старичок и говорит попу:
- Эти деньги мы в землю спрячем, а сами опять лечить пойдём. Вот они шли, шли; дошли опять до другого царства. В этом царстве у царя была тоже при смерти дочь, и царь объявил, что кто вылечит его дочь, тому полжитья-полбытья-полцарства, а не вылечит -- голова с плеч, на тычинку повесят. Вот они пришли; против царского дворца полируются, докторами называются... И в этом царстве вылечили они царевну.

Потом приходят они в третье царство, в котором тоже царевна при смерти, и царь обещал тому, кто ее вылечит, полжитья-полбытья-полцарства, а не вылечит -- голова с плеч, на тычинку повесят... А завидущего попа мучит лукавый: как бы не сказать старичку, а вылечить одному, серебро и злато захватить одному бы?

Против царских ворот ходит поп, полируется, доктором называется. Таким же образом просит у царя все, что надо ему: особой избы, чана воды, большого стола, вострой сабли. Заперся он в особую избу, положил царевну на стол, изрубил ее вострой саблей, и как царевна ни кричала, как ни визжала поп, не глядя ни на крик, ни на визг, знай рубит да рубит, словно говядину. Разрубил он ее на мелкие части, сложил в чан, мыл, полоскал, складывал штука к штуке так же, как делал старичок; глядит, как будут склеиваться все штуки. Как дунет -- так нет ничего! опять дунет -- хуже того! Вот поп ну опять складывать штуки в воду; мыл-мыл, полоскал-полоскал… Опять приложил штука к штуке; дунет -- все нет ничего!
- Ахти мне! -- думает поп, -- беда!

Поутру приходит царь и видит: никаких нет успехов у доктора; все тело смешал с дрянью. Царь велел доктора в петлю. Взмолился наш поп: - Царь, вольный человек! оставь меня на малое время: я сбегаю за старичком, он вылечит царевну. Согласился царь, оставил попа на малое время. Побег поп старичка искать; нашел старичка, и говорит: - Старичок! виноват я окаянный; попутал меня бес: хотел я один вылечить у царя дочь, да не мог; хотят меня вешать. Помоги мне!

Пошел старичок с попом. Повели попа в петлю. Ввели его на первую ступеньку, а старичок и говорит попу:
- Поп, а кто съел мои просвирки?
- Право не я, ей-Богу! не я!

Взвели попа на другую ступеньку. Старичок говорит попу:
- Поп, а кто съел мои просвирки?
- Право, не я, ей-Богу! не я!

Взвели его на третью ступень, опять старичок спрашивает о просвирках своих:
- Не я! Уже суют голову в петлю, и все:
- Не я!

Ну, нечего делать! Старичок и говорит царю:
- Царь, вольный человек! позволь мне царевну вылечить; а если не вылечу, вели вешать другую петлю: мне петля и попу петля!

Вот старичок сложил куски тела царевны штука к штуке, дунул раз, другой, дунул третий раз -- царевна встала жива и здрава. Царь наградил их обоих серебром и златом.

- Пойдем же, поп, деньги делить, -- говорит старичок. Вот пошли они, разложили деньги на три кучки. Поп глядит:
- Как же! нас двое, кому же третья-то часть?
- А это тому, -- сказал старичок, -- кто съел у меня просвирки.
- Я съел, старичок! -- вскричал поп, право я, ей-Богу я!
- Ну, на тебе деньги, да возьми и мои, -- усмехается старичок. --Служи верно в своем приходе, не жадничай, да не бей ключами Николу по плеши, вот как ты прошиб мне голову -- и вдруг стал невидим.

(Записана в Шенкурском уезде Архангельской губернии, г-ном Н. Борисовым).

Примечание Афанасьева: В собрании народных сказок В. И. Даля находится еще следующий список этой интересной легенды

Жил-был поп; приход был у него большой и богатый. Набрал он много денег и понес прятать в церковь. Пришел туда, поднял половицу и спрятал. Только пономарь и подсмотри это; вынул потихоньку поповские деньги и забрал себе все до единой копейки.

Прошло с неделю; захотелось попу посмотреть на свое добро; пошел в церковь, приподнял половицу, глядь -- а денег-то нету! Ударился поп в большую печаль; с горя и домой не воротился, а пустился странствовать по белу свету -- куда глаза глядят.

Вот шел он, шел, и повстречал Николу-угодника -- в то время еще святые отцы по земле ходили и всякие болезни исцеляли.
- Здравствуй, старче! -- говорит поп.
- Здравствуй! куда Бог несет?
- Иду, куда глаза глядят!
- Пойдем вместе.
- А ты кто таков?
- Я -- Божий странник.
- Ну, пойдем.

Пошли вместе по одной дороге; идут день, идут и другой; все приели, что у них было. Оставалась у Николы-угодника одна просвирка; поп утащил ее ночью и съел.

- Не взял ли ты мою просвирку? -- спрашивает Никола-угодник у попа.
- Нет, -- говорит поп, -- я ее и в глаза не видал!
- Ой взял! Признайся, брат. Поп забожился, что не брал просвиры.

- Пойдем теперь в эту сторону, -- сказал Никола-угодник, -- там есть барин, три года беснуется, и никто не может его вылечить. Возьмемся-ка мы его лечить.
- Что я за лекарь! -- отвечает поп, -- я этого дела не знаю.
- Ничего, я знаю; ты ступай за мной, что я буду говорить -- то и ты говори.

Вот пришли они к барину.
- Что вы за люди? -- спрашивают их.
- Мы знахари, -- отвечает Никола-угодник.
- Мы знахари, -- повторяет за ним поп.
- Умеете лечить?
- Умеем, -- говорит Никола-угодник.
- Умеем, повторяет поп
- Ну, лечите барина.

Никола-угодник приказал истопить баню, и привести туда больного. Говорит Никола-угодник попу:
- Руби ему правую руку.
- На что рубить?
- Не твое дело! руби прочь. Поп отрубил барину правую руку.
- Руби теперь левую ногу Поп отрубил и левую ногу.
- Клади в котел и мешай. Поп положил в котел и давай мешать.

Тем временем посылает барыня своего слугу:
- Пойди, посмотри, что там над барином деется? Слуга сбегал в баню, посмотрел и докладывает, что знахари разрубили барина на части и варят в котле. Тут барыня крепко осерчала, приказала поставить виселицу и, долго не мешкая, повесить обоих знахарей. Поставили виселицу, и повели их вешать.

Испугался поп, божится, что он никогда не бывал знахарем и за леченье не брался, а виноват во всем один его товарищ.

- Кто вас разберет! вы вместе лечили. - Послушай, -- говорит попу Никола-угодник, -- последний час твой приходит, скажи перед смертью: ведь ты украл у меня просвиру?
- Нет, -- уверяет поп, -- я ее не брал.
- Так-таки не брал?
- Ей-Богу не брал!
- Пусть будет по-твоему.
- Постойте, -- говорит Никола-угодник слугам, -- вон идет ваш барин.

Слуги оглянулись, и видят: точно, идет барин, и совершенно здоровый. Барыня тому обрадовалась, наградила лекарей деньгами и отпустила на все четыре стороны.

Вот они шли-шли и очутились в другом государстве; видят -- во всей стране печаль великая, и узнают, что у тамошнего царя дочь беснуется.
- Пойдем царевну лечить, -- говорит поп.
- Нет, брат, царевны не вылечишь.?
- Ничего, я стану лечить, а ты ступай за мной; что я буду говорить, то и ты говори.

Пришли они во дворец.
- Что вы за люди? -- спрашивает стража.
- Мы знахари, -- отвечает поп, -- хотим царевну лечить.

Доложили царю; царь позвал их перед себя и спрашивает: -
- Точно ли вы знахари?
- Точно знахари, -- отвечает поп.
- Знахари, -- повторяет за ним Никола-угодник.
- И беретесь царевну вылечить?
- Беремся, -- отвечает поп.
- Беремся, -- повторяет Никола-угодник.
- Ну, лечите.

Заставил поп истопить баню и привести туда царевну. Как он сказал, так и сделали: привели царевну в баню.
- Руби, старик, ей правую руку, -- говорит поп. Никола-угодник отрубил царевне правую руку.
- Руби теперь левую ногу. Отрубил и левую ногу.
- Клади в котел и мешай.
Положил в котел и принялся мешать Никола-угодник.

Посылает царь узнать, что стало с царевною. Как доложили ему, что стало с царевною - гневен и страшен сделался царь, в ту ж минуту приказал поставить виселицу и повесить обоих знахарей. Повели их на виселицу.
- Смотри же, -- говорит попу Никола-угодник, -- теперь ты был лекарем, ты один и отвечай.
- Какой я лекарь! -- завопил поп и стал сваливать свою вину на старика. Божится и клянется, что старик всему злу затейщик, а он не причастен.
- Что их разбирать! -- сказал царь, -- вешайте обоих.

Взялись за попа за первого; вот уж петлю готовят.
- Послушай, -- говорит Никола-угодник, -- скажи перед смертию: ведь ты украл просвиру?
- Нет, ей-Богу не брал!
- Признайся, -- упрашивает, -- коли признаешься, сейчас царевна встанет здоровою, и тебе ничего не будет.
- Ну, право же, не брал!

Уж надели на попа петлю и хотят подымать.
- Постойте, -- говорит Никола-угодник, -- вон ваша царевна. Смотрят, идет она совсем здоровая, как ни в чем не бывало.

Царь велел наградить знахарей из своей казны и отпустить с миром. Стали оделять их казною; поп набил себе полные карманы, а Никола-угодник взял одну горсточку.

Вот пошли они в путь-дорогу; шли-шли, и остановились отдыхать.
- Вынимай свои деньги, -- говорит Никола-угодник, -- посмотрим, у кого больше. Сказал и высыпал свою горсть; начал высыпать и поп свои деньги. Только у Николы-угодника куча все растет да растет, все растет да растет; а попова куча нимало не прибавляется. Видит поп, что у него меньше денег, и говорит:
- Давай делиться.
- Давай! -- отвечает Никола-угодник, и разделил деньги на три части: эта часть будет моя, эта твоя, а третья -- тому, кто просвиру украл.
- Да ведь просвиру-то я украл, -- говорит поп.
- Эка какой ты жадный! два раза вешать хотели -- и то не покаялся, а теперь за деньги признался! Не хочу с тобой странствовать, возьми свое добро и ступай один, куда знаешь

В некоторых деревнях эта самая легенда рассказывается с тою отменою, что вместо Николы-угодника странствует с попом сам Господь в образе старца.

В издании немецких сказок братьев Гримм "Вгuder Lustig" подобная же легенда рассказывает о странствовании апостола Петра вместе с солдатом.

Св. Петр исцеляет больных и воскрешает королевну: когда привели его к одру усопшей, он приказал принести котел воды и выслал из комнаты всех домашних. Тогда разнял он все члены умершей на составные части, побросал их в воду, развел под котлом огонь и стал варить, пока все мясо не отделилось от костей. Затем белые кости были вынуты на стол; апостол сложил их вместе в том порядке, какой назначен самою природою, и трижды сказал: "Восстань во имя всемогущей Троицы!". Королевна восстала живою, здравою и прекрасною.

Как в русской легенде поп не признается, что съел просвиру, так и в немецкой -- солдат, что съел сердце жареного ягненка.

Вернуться в раздел



Оглавление
Христос -- странник
Награда и наказание
Марко Богатый
Певцы
Апостол Петр
Господь и церковный староста
Чудесная молотьба
Исцеление
Поп -- завидущие глаза
Превращение
Христов братец
Пиво и хлеб
Илья-пророк и Никола
Касьян и Никола
Николай-угодник

|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|