Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего


Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Мнемозина

ГЛИНКА ФЕДОР НИКОЛАЕВИЧ (1786-1880)

Ф. И. Тютчеву

Как странно видеть зрящему
      Дела людей:
Дались мы в рабство настоящему
      Душою всей!

Глядим, порою, на минувшее,
      Но холодно!
Как обещанье обманувшее
      Для нас оно!..
Глядим на грозное грядущее,
      Прищуря глаз,
И не домыслимся, что сущее
      Морочит нас!

Разладив с вещею сердечностью,
      Кичась умом,
Ведем с какой-то мы беспечностью
      Свой ветхий дом.

А между тем под нами роются
      В изгибах нор,
И за стеной у нас уж строятся:
      Стучит топор!..

А мы, втеснившись в настоящее,
      Все жмемся в нем,
И говорим: "Иди, грозящее,
      Своим путем!.."

Но в сердце есть отломок зеркала:
      В нем видим мы,
Что порча страшно исковеркала
      У всех умы!

Замкнули речи все столетия
      В своих шкафах;
А нам остались междометия:
      "Увы!" да "Ах!"

Но принял не напрасно дикое
      Лицо пророк:
Он видит -- близится великое,
      И близок срок!
      1849

Партизан Давыдов

Усач. Умом, пером остер он, как француз,
      Но саблею французам страшен:
Он не дает топтать врагам нежатых пашен
      И, закрутив гусарский ус,
Вот потонул в густых лесах с отрядом --
И след простыл!.. То невидимкой он, то рядом,
      То, вынырнув опять, следом
Идет за шумными французскими полками
И ловит их, как рыб, без невода, руками.

Его постель -- земля, а лес дремучий -- дом!
И часто он с толпой башкир и с козаками,
И с кучей мужиков, и конных русских баб,
В мужицком армяке, хотя душой не раб,
Как вихорь, как пожар, на пушки, на обозы,
И в ночь, как домовой, тревожит вражий стан.
Но милым он дарит, в своих куплетах, розы.
Давыдов! Это ты, поэт и партизан!..
      1812 - 1825

Стихи о бывшем Семеновском полку

Была прекрасная пора:
Россия в лаврах, под венками,
Неся с победными полками
В душе -- покой, в устах -- "ура!",
Пришла домой и отдохнула.
Минута чудная мелькнула
Тогда для города Петра.
Окончив полевые драки,
Носили офицеры фраки,
И всякий бодр был и свеж.
Пристрастье к форме пригасало,
О палке и вестей не стало,
Дремал парад, пустел манеж…
Зато солдат, опрятный, ловкий,
Всегда учтив и сановит,
Уж принял светские уловки
И нравов европейский вид…
Но перед всеми отличался
Семеновский прекрасный полк.
И кто ж тогда не восхищался,
Хваля и ум его, и толк,
И человечные манеры?
И молодые офицеры
Давая обществу примеры,
Являлись скромно в блеске зал.
Их не манил летучий бал
Бессмысленным кружебным шумом:
У них чело яснелось думой,
Из-за которой ум сиял…
Влюбившись от души в науки
И бросив шпагу спать в ножнах,
Они в их дружеских семьях
Перо и книгу брали в руки,
Сгибаясь по служебном дне,
На поле мысли, в тишине…
Тогда гремел звучней, чем пушки,
Своим стихом лицейский Пушкин,
И много было… Все прошло!
Прошло и уж невозвратимо!
Все бурей мутною снесло,
Промчалось, прокатило мимо…
И сколько, сколько утекло
Волною пасмурной, печальной
(И здесь и по России дальной)
В реках воды, а в людях слез,
И сколько пережито гроз!..
Но пусть о них твердят потомки;
И мы, прошедшего обломки,
В уборе париков седых,
Среди кипучих молодых,
Вспомянем мы хоть про Новинки,
Где весело гостили Глинки,
Где благородный Муравьев
За нить страдальческих годов
Забыл пустынную неволю
И тихо сердцем отдыхал;
Где, у семьи благословенной,
Для дружбы и родства бесценной,
Умом и доблестью сиял
И к новой жизни расцветал
Якушкин наш в объятьях сына,
Когда прошла тоски година,
И луч надежды обещал
Достойным им -- иную долю.
      1856

Песнь узника

Не слышно шуму городского,
В заневских башнях тишина!
И на штыке у часового
Горит полночная луна!

А бедный юноша! ровесник
Младым цветущим деревам,
В глухой тюрьме заводит песни
И отдает тоску волнам!

"Прости, отчизна, край любезный!
Прости, мой дом, моя семья!
Здесь, за решеткою железной --
Уже не свой вам больше я!

Не жди меня отец с невестой,
Снимай венчальное кольцо;
Застынь мое навеки место;
Не быть мне мужем и отцом!

Сосватал я себе неволю,
Мой жребий -- слезы и тоска!
Но я молчу, -- такую долю
Взяла сама моя рука.

Уж ночь прошла, с рассветом в злате
Давно день новый засиял!
А бедный узник в каземате --
Все ту же песню запевал!..
      1826

Два счастья

Земное счастье мне давалось,
Но я его не принимал:
К иному чувство порывалось,
Иного счастья я искал!
Нашел ли? -- тут уста безмолвны…
Еще в пути моя ладья,
Еще кругом туман и волны,
И будет что? -- не знаю я!
      9 марта -- 31 мая 1826


Вернуться в раздел

|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|